StalkerZ: клановый форум: Ломавшие прутья - StalkerZ: клановый форум

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Ломавшие прутья Фантастический рассказ

#1 Пользователь офлайн   Shadowdancer [12]  

  • Новичок
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 81
  • Регистрация: 30 октября 06

Отправлено 27 сентября 2007 - 00:37

Женщины встречали их одетыми в цветы…
Ольга Арефьева, «Первый»


Ломая преграды, ломая зацепы
И отрезая вагоны, прицепы
Идешь налегке по бескрайнему морю
Идешь, и на равных с Создателем споря,
Становишься ближе ты к новым преградам -
Из судеб других разномастным оградам.
Проходишь сквозь них, не считаясь с клочками
Что остаются в сплетенье с крючками.
Идешь и смеешься, поешь свою песню.
Так жить невозможно, но так интересней.
Куда интересней, чем выть на Луну
Или бродить бесконечно по дну.

Шутник. Ненаписанное.



- Доброго дня. Вас предупреждали о моем приходе?
- В весьма своеобразной форме. Садитесь.
- Позвольте мне самому решать, кому садиться, а кому нет. Вы бы еще огоньку предложили.
- Я просто пытаюсь быть вежливым. Что Вы хотите?
- Поговорить о морали, и только. Задать несколько вопросов и получить на них исчерпывающие ответы.
- Я готов.
- Прибегнем к аллегории. Есть одна большая клетка, в которой живет много-много кроликов. Они рождаются, спариваются, едят, умирают. Их жизнь сопровождает множество прекрасных порывов и низменных инстинктов. Более того, многие осознают прутья вокруг них и старательно изобретают способы проникновения за отведенные им пределы. Все это прекрасно и удивительно. И здесь вступаете Вы и подобные Вам кролики. Вы строите посреди большой клетки другую, поменьше, и говорите, что в этой клетке жить куда лучше, чем в большой, общей. Кролики послушно идут в маленькую клетку и живут в ней. Находясь, тем самым, сразу за двумя решетками. И верят уже совершенно в другие материи, делая прутья вокруг себя все более реальными.
- Вас беспокоит вопрос перераспределения Веры? Может, Вы пришли с предложением сотрудничать? Ля руссо бандито?
- Пока что, я подчеркиваю, пока что, нас интересует исключительно моральная сторона дела. Вы удивитесь, но никто не рассматривает вас в качестве батареек. Более того, истинная цель построенной клетки – в поисках способов побега из неё. И многим, как я говорил, это действительно удается. Ваши же, извините, кролики, абсолютно всем довольны и не стремятся покидать маленькую тесную тюрьму.
- Если называть клеткой окошки ввода логина и пароля, то Вы, безусловно, правы. Но такое определение также верно, как и учение о плоской Земле и крае света. Клетка это отношения, сложившиеся в обществе. В них запирается кролик, из них он и стремится уйти.
- Пока что я не вижу разницы.
- Я покажу её. И, возвращаясь к тематике «руссо бандито», Вам придется «ответить за базар».




Висельник одернул дорогой пиджак и, сверившись с часами, зашел в офисный центр. Здесь, в деловой части Новой Москвы он снимал офис с видом на южные развалины. В редкие минуты отдыха прожженный торгаш любовался перестрелками среди руин. Лучи лазеров прекрасно дополняли умирающую красоту заката или холодную мудрость полночных звезд. Утром любоваться окрестностями, как правило, не получалось, так как день был расписан по минутам.

Поднявшись на одиннадцатый этаж, он увидел, что возле двери офиса уже маячит первый посетитель.
- Ты пришел через черный ход? – спросил его Висельник.
- Да – посетитель был высок и смугл. Одетый в рваные джинсы и поношенную армейскую куртку он был похож на обычного бича, которых вдоволь в окрестностях города. Но Висельник хорошо знал, что это не так. Еще неделю назад этот парень носил на своей одежде символ одного из топ-кланов.
- Ты меня подставил, Висельник. Они же теперь не слезут с меня, понимаешь?
- Нет, Майк, это ты меня подставил. Если бы я знал, на сколько мы всаживаем твой клан, я бы никогда не организовал этот штурм. Я не сумасшедший, знаешь ли.

Парень внезапно расплакался. Прожженный ветеран войн, неоднократно подставлявший своих соратников, размазывал сопли кулаком, охая и причитая.
- Висельник, не бросай меня. Мы в одной лодке, понимаешь? Скрой меня, спрячь меня, ты же знаешь места, знаешь людей. Как у нас говорят? «Нужно решить проблему, сходи к Висельнику». Я пригожусь тебе, буду служить верой и правдой, только не бросай меня, прошу!

Смешной малый! Количество нарушенных им клятв впечатляло даже самого дельца. Однако он не подал виду, и успокоительно подняв руку, сказал:
-Знаешь лежку Мамонта в южных развалинах? Я скину тебе файл. Ближайшие три дня там никого не будет, а искать тебя так близко не догадаются. Будь там, я придумаю куда тебя переправить. Но, учти, это будет стоить очень дорого.

Майк кинулся благодарить своего спасителя, но тот лишь поморщился и оттолкнул его.
- Уходи через черный ход, если засветишься, убью не задумываясь. Только быстро, чтобы через минуту тебя не было в здании. Боковым зрением он увидел на экране монитора входящих в дом боевиков кинутого им клана. Намечался весьма интересный день. Удостоверившись, что Майк убрался, он задержался на секунду перед зеркалом. В отражении мужчина в темно-синем костюме лихорадочно поправлял висящую вместо галстука элегантно подвязанную веревку. Широкая улыбка. Нет. Ироничная усмешка? Нет. Серьезность и собранность? Нет. Деловитость? Стич побери, с каким лицом мне встречать их. Сочувствие? Сопереживание? Да, да, да!

- Здравствуй, Один. Деньги пыль, но твоих ребят очень жаль. Прими мои искренние соболезнования.
Одноглазый начальник боевого отдела сел в кожаное кресло и уставился на Висельника. Тот молча сел напротив и жестом указал на стоящую на сейфе бутылку виски. Тот покачал головой, а затем, помолчав, бросил на стол фотокарточку.

Висельник глянул на неё лишь мельком. За сегодняшний день он видел Майка более чем достаточно.

- За него живого я дам сто тысяч. За мертвого – тысячу. Что скажешь?
- Получить тысячу за крысу, которая может быть на другом конце континента? Это смешно.
- Эта крыса крутится в Москве. Час назад его видели в этом районе. У него здесь какой-то интерес. Поймай его живым и разбогатеешь. Мы его тоже ищем да еще пара хватких ребят. Кто-нибудь, да найдет. Включайся в охоту, пока не опоздал.
Сказав это, одноглазый поднялся и уже уходя, нехотя бросил:
- Висельник. Есть такие люди, которые говорят, что ты любитель впаривать людям их же товар. И что ты близко знаком с Мамонтом. Так что, считай это задание маленькой проверкой на вшивость. Ты серьезный человек, но мы серьезнее, помни это.

Висельник молча проводил Одина, аккуратно закрыл за ним дверь и лишь затем дал волю ярости. Сука, тварь, кретин! Так глупо подставиться! По замыслу все было просто – он организовывает бандитский налет на клановую территорию, Майк помогает с охраной, после чего уходит вместе с людьми Мамонта. А этот сопляк даже не уточнил расписание грузов! В результате у Мамонта в схроне лежат трижды модифицированные Вендетты, которые никому не получиться продать, потому что они такие одни – с клеймом изготовителя. А охрана каравана вместе с охранниками перестреляли половину нападавших и двух подкупленных Майком соклановцев. Трупы естественно опознали, вышли на Мамонта, теперь подбираются к нему. Стич побери, как можно было не знать, что через твой участок ведут важный груз? А как поступить теперь? Если бездействовать, этого идиота могут поймать живым, и он меня сдаст. По привычке. Привести его живым самому – самоубийство. Принести голову – подписаться в собственной вине. «Есть такие люди…»
Висельник бросил взгляд на часы. Без четверти двенадцать. Что же делать? Что же делать…



День начался как обычно. Полуденное солнце разбудило его безобразными потоками света. Как можно любить этот ослепляющий, бесконечно раздражающий свет? Кофе горчил. Привратники совсем обнаглели, возят второй сорт, выдают за первый. А еще очень болела рана, полученная во время первой осады Атланты. Тогда была капитальная заварушка с множеством заказов. Он как сейчас помнил последний бой под стенами города и как вознесся в небо какой-то бродяжка. Для наемного убийцы с незатейливым прозвищем Шутник это оказалось очень своевременное вознесение. Случайно подстреленный, он истекал кровью в кустах, пока его не нашли атлантики. А так как война уже закончилась, его не пристрелили, а выходили в больнице, несмотря на черное крыло на груди. Эпоха войн и членства в кланах для Шутника давно прошла, он стал вольным копейщиком, и все, что связывало его с прошлым – старая боль в области живота.
Шутник шатался по своей квартирке словно пьяный. Ничего не хотелось, только пить обжигающе горячий кофе, прислушиваясь к боли внутри и смотреть на развешанные по стенам фотографии. Окажись в его комнате посторонний, он бы немало удивился, увидев их. Вот известный в прошлом корсар Боров, так нелепо погибший где-то в пустыне. Обычно, городские власти выбирали для плакатов фотографию, сделанную когда-то на каторге. Анфас, косматые брови, небольшие, злобные глаза, вызывающие ассоциации с мифическим носорогом. Много раз переломанный нос, шрам на шее, искривленные ненавистью губы. На фотографии висящей в комнате Шутника молодой Боров стоит в обнимку с другим корсаром. Они пьют пиво и смеются. Второй корсар тоже знаком обывателям. Это Мамонт, самый удачливый и бесшабашный грабитель и убийца в сегодняшнем хит-параде сталкерз.ру. Между корсаром прошлого и корсаром настоящего есть определенное сходство. Линия губ, глаза, манера держать спину.

С другой фотографии смотрит бледный, худой мужчина всклокоченными волосами. Немногие ветераны первой войны Альянса и Теней могли бы вспомнить его лицо, но ни один не связал бы его с конкретным именем. Он тоже похож и на Борова с Мамонтом и на самого Шутника и на висящий портрет ослепительно красивой брюнетки с траурной черной лентой в углу. Куда бы Шутник не устремил взгляд, везде на него смотрели знакомые с детства лица. Его семья, большая часть которой давно покойна.
КПК залился мелодичной трелью. Глянув на загоревшийся экранчик, потомственный киллер усмехнулся. На ловца и зверь бежит. Висельнику зачем-то понадобились его услуги.
- Алло, Шутник, ты не мог бы сделать мне небольшое одолжение?
- Висельник, ты мне уже должен. Много.
- Ты ничего не путаешь, дружище? Я с тобой по нулям вышел…
- Ты подставил моего брата. Если ты хочешь, чтобы он с тобой сработал еще раз, то ты купишь у него тот модифицированный хлам, который он награбил. И купишь по хорошей цене.
- У меня сейчас нет денег на всю партию. Вернемся к этому разговору после того как сделаем дело.
- Нет, мы решим это сейчас. Мне будут нужны деньги, чтобы замазать глаза ментам, а Мамонту нужно оснастить своих ребят. Решай сам, выкупишь ты у него часть товара или просто окажешь мне услугу, но мне нужно к вечеру пятьдесят тысяч. Лучше раньше.
- Я окажу тебе услугу, тем более что и сам хочу видеть Мамонта живым и здоровым… в обмен на другую. Это сущий пустяк, тебе понравится. Нужно убрать того, кто подставил всех нас.
- Крысу, которую ты прячешь у себя? – В голосе Шутника мелькнули веселые нотки.
- Да, Майка. Я скину тебе его координаты, он рядом с городом. Нужно сделать несчастный случай. Лучше всего атаку стичей, справишься?
- Договорились.
- И не беспокойся за брата, у него надежная лежка.
- Я знаю.

Шутник закрыл сеанс связи и потянулся. Убить крысу, это хорошо. Куда хуже было то, с какой легкостью Висельник расстался с недавним подельником. Его брат, по сути, сам оказался в такой же ситуации, как Майк. А через пару дней тут вообще все станет с головы на ноги. Что будет тогда? Шутник работал с Висельником очень давно, потому и подключил брата к делам по первой просьбе ушлого дельца. Но цена вопроса резко пошла вверх, и он уже не мог доверять старому компаньону. К тому же, совершенно неясно через кого работает Висельник в этот раз. Киллер решил, что как только они окажут друг другу оговоренные услуги, он постарается уговорить брата слинять из города хотя бы на полгода в Ислу. Пусть хитрожопый торгаш ищет себе других отморозков.
Он вылил остывший кофе в раковину и поставил жезву с новой порцией черного зелья на огонь. Ему показалось, что во взгляде отца, глядящего на него с большого фотопортрета, сквозило одобрение.



Алан высунулся из-за нагромождения камней и дал короткую очередь по темнеющему в проходе силуэту. Мародер кулем упал на землю. «Совсем еще пацан» - подумал боец Свободного патруля: «шахт совсем не знает». Из проема выбежал еще один корсар. Даже не обратив внимания на то, что сзади него горела старая лампадка, он остановился на том же месте, где минуту назад стоял его подельник. Снова короткая очередь. Алан подумал, что все это напоминает тир или примитивную компьютерную стрелялку из тех, которые в большом количестве лежат в разрушенных зданиях. Выждав несколько минут, он подполз к трупам. Оба корсары, одеты средненько, не для ближнего боя в коридорах шахт. Осмотр винтовок окончательно рассеял подозрения антимародера. Оба ствола были трижды модифицированы на дальность. Но что забыли в окрестностях Москвы два отморозка с пустошей?
Откровенно говоря, Алану опротивели подобные загадки. Даже эти двое абсолютно неприспособленных к подземным боям корсара умудрились подстрелить четырех старателей. И никакой кровью ребят не вернуть к жизни. Но не это расстраивало бойца. Самым обидным было то, что все чаще среди мародеров стали попадаться знакомые лица. Спасенные старатели осваивались, матерели, а затем выбирали свой жизненный путь. Самой большой мечтой Алана было вырваться из этого замкнутого круга, когда спасаешь одних убийц от других. Но выхода не было и все, что ему оставалось, это снова и снова выходить в боевое дежурство. Не нужно быть гением, чтобы понять к кому и зачем приехали пустынные гости. Опьяневший от крови Мамонт восполняет потери в личном составе. Зачем? Еще один глупый вопрос.

Мамонт появился в окрестностях Новой Москвы месяц назад и успел уже трижды грабить клановые территории крупных промышленников. Неуловимый, бесстрашный, чрезвычайно жестокий и неудачливый. При всем размахе разбойничьего атамана, навар от первых двух грабежей был невысок, а добытые во время последнего нападения «Вендетты» еще нужно кому-то продать.

По большому счету, проблемы топ-кланов не волновали Алана. Но все больше и больше старателей прельщалось легкой поживой и примыкало к рядам Мамонта.
От невеселых мыслей антимародера оторвала привычная картина. Двое худосочных, бритоголовых парня держали на прицеле рослого светловолосого парня. Не разбираясь, Алан срезал обоих короткой очередью и кивнул спасенному:
- Не зевай, тут шакалья расплодилось – выше крыши.
- Выше крыши – звезды. А этим выше порога путь заказан – ответил парень и улыбнулся: Спасибо!
- Всегда рад – улыбнулся в ответ Алан. Приятный парень. Тем хуже будет, если через месяц другой «звездный» мальчик окажется в банде наподобие той, которую сколотил Мамонт. Впрочем, не привыкать. До конца дежурства оставалось еще три часа…



- Алло, Зубр?
- Висельник, привет. Как дела?
- Мои дела в порядке. Что с твоими ребятами?
- Не боись. От Патруля в охрану пойдут четверо. Я, мой брательник, новенький Сухота, ты его не знаешь и Алан. Все кроме Алана в курсе, а его мы сами кончим. Сидит поперек горла, идейный, студень ему в брюхо!
- Зубр, ты сказал, что я могу рассчитывать на четыре ствола. Твои деньги уменьшаются на четверть.
- Ты мне стволы не считай. Я из-за тебя на такой замес подписался – земля будет под ногами гореть! Ты решил вопрос с нашим уходом?
- Уйдете с группой Мамонта к Неве. Там разойдетесь краями. Через два месяца всплывете в Атланте, там поработаем.
- Лады, дружище. А насчет стволов не дрейфь – мы и втроем управимся. Не пожалеешь.
- Не пожалею. Пока.

Висельник отключился и выругался сквозь зубы. Проклятый хорек слишком многое позволял себе, не понимая, что его ценность резко устремится к нулю сразу после завершения ограбления. Делец бросил взгляд на часы. До встречи в Муниципалитете оставалось еще два часа, сорок минут. Оставалось время перекусить и встретиться с Али.

Али торговал всем и понемножку. Оружие, расходники, броня – у него всегда было что-то на продажу. Еще он спекулировал мелким оптом и с радостью приобрел у Висельника партию патронов к винторезу и аптечки по выгодной цене. В благодарность, он рассказал несколько важных сплетен об идущей на Мамонта облаве. Теперь его искали к Юго-востоку от города. Хорошо, очень хорошо.

Еще Али рассказал о грядущих выборах. По словам хитрого спекулянта, у нынешнего мэра не было шансов. Висельнику рассказывали о его конфликте с Начальником Полиции, а о провале с удерживанием цен на полимеры знал весь континент. Но Али рассказал куда более интригующую информацию. Мэром интересовались рыжие значки. Были уже две ревизии, ожидалась третья. Что нарыли рыжие – Али не сказал, но дал понять, что всплыли какие-то мелкие грешки.

Это была очень плохая новость. Демократические институты возрождались с ужасным скрипом, и эта история неизбежно приведет к их регрессу. Опять будет править админский наместник, которому не откатишь, не занесешь конверт через секретаря. А еще и грядущее дело... Впервые, Висельник подумал о том, чтобы исчезнуть из города.

В смешанных чувствах он шел к ресторану, когда молодой светловолосый парень окликнул его:
- Простите, Вы ведь торговец?
- Только крупный опт – резко бросил Висельник
- Мне нужны десять сталкерских курток. Это крупный опт? – вежливо спросил блондин.
- Зайдешь в то серое здание, поднимешься на второй этаж, спросишь Али. Скажешь, что от Висельника, купишь у него куртки. Он и сам не знал, почему решил потратить время на парня и даже помочь ему сэкономить. Просто чем-то понравился этот высокий юнец с приятной, лучащейся улыбкой. Везет же ему, подумалось Висельнику. Живет и не знает, сколько дерьма рядом. И, главное, счастлив! Интересно, зачем ему сразу десять курток? На спекулянта не похож…
За обедом кусок не лез в горло, а дорогое вино пилось, словно обычный шмурдяк из мозгов стича. Никто лучше него в городе не знал, что жизнь это бесконечный бег по тонкой веревке. Если остановиться, сбиться с привычного ритма – конец.

Когда каша заварится, а подельники подадутся в бега ему, скорее всего, придется остаться. А ведь «есть такие люди» которые опять будут говорить о том, что Висельник и Мамонт связаны вместе. И если Шутник не сработает по Майку…



Майк никак не мог выбрать – доверять Висельнику или нет. Тот якобы дал ему наводку на лежку Мамонта, но, судя по запустению в ней, корсар и его побратимы не были здесь очень давно. Если вообще когда-то были. С другой стороны, место тихое, далеко от старательских и сталкерских маршрутов. Поблизости несколько радиационных пятен, которые отпугивают любителей пошататься по округе. Опять же, Висельник не соврал, дал правильную карту. Но на душе у профессионального предателя все равно скребли крысы. Вот уже третий час он сидел в подвале разрушенного дома, положив автомат на колени, и смотрел на вход. Если оттуда покажется кто-то кроме Висельника, ему не сдобровать. Майк безумно устал от этого затяжного марафона предательства и корысти. Дезертировав во время войны из своего первого клана, он пошел на службу к их противникам. Но когда ситуация на фронте поменялась, он сбежал и от них. Затем было удачное дело с Боровом, когда он нанялся в клан охранником, а легендарный корсар ограбил груз, который он охранял. Потом были шпионские игры в Атлантике, когда он сдавал полученную от нового руководства информацию симпатичной блондинке, с которой познакомился на заслоне.

Когда на него вышел Висельник и предложил поработать с Мамонтом, он сразу согласился. Хорошие деньги, проверенные подельники. Единственное, что смущало – странная постановка задания. Он должен был выбрать день, когда через клан-зону не должны были проходить важные грузы, а на складах лежали лишь мелкие расходники. Но, так как ему платили не процент с награбленного, он решил не забивать себе голову. Теперь, когда у него под ногами горела земля, он понял, почему Висельник не хотел грабить по-крупному. Выкради они батарейки со склада, да пристрели новичков на часах, все бы прошло легко. Майка и Мамонта занесли в черные списки, они уехали бы из города и все. А теперь, ему не дадут покоя нигде. Куда отправит его Висельник? На каторгу? В деревню стичей? Смешно.
Он бы с удовольствием исчез для всех. Изменил лицо и имя, нежился на пляжах Атлантики. Или гулял по московским улицам, играл в казино, флиртовал в барах. Свободный от необходимости предавать и убивать, свободный от унизительного ежедневного труда. Свободный и счастливый Майк.

Прошел еще час, затем еще один. Там, на поверхности, солнце медленно опускалось за горизонт. Тени вокруг Майка сгустились, а с ними усилился страх. Ему казалось, что кто-то смотрит на него из темноты. Он даже бросил несколько мелких камушков в один из углов. Камни звонко ударились о стены, но ощущение присутствия не прошло. Чтобы как-то отвлечься, он попытался вновь сосредоточиться на планах спасения. Что будет, если, например, сдаться Одину? Сказать, что Висельник шантажировал его прошлыми делами, вынудил открыть доступ в клан-зону, а затем предал и бросил? Он сдаст клану этого барыгу, а взамен получит… Пулю? Прощение? Прощение и вознаграждение? Майк не знал.

Солнце садилось, вокруг становилось все темнее, а профессиональный предатель все не мог решиться. Страшная бессонная ночь и полный волнений день наполнили веки тяжестью. В конце концов, он ветеран многих войн и умеет чутко спать. Если кто-то будет спускаться, Майк обязательно его услышит. И успеет срезать гостя очередью раньше, чем сам проснется.
Черный силуэт бесшумно спустился в подвал и подкрался к спящему человеку. Пришедший бережно достал электронную приманку, активировал и положил рядом. Затем бесшумно выскочил на поверхность.
Вышедшие на охоту стичи почувствовали неясный зов, идущий из развалин. Что-то неумолимо влекло их туда, к остаткам стен, полузатопленным подвалам и погребам…



- Уходил бы ты из этого гадюшника – в который раз Фор принялся уговаривать Алана. – Такие как ты нужны нам как воздух.
- Какие «такие»? Боевиков не хватает? – Съязвил Алан. Его смена закончилась час назад, и он решил наведаться на заслон к знакомому сталкеру, ставшему недавно главой клана.
- Ты знаешь сам, что нам нужны не стволы, а сердца. Пылкие, горячие, верные.
- В патруле говорили так же, Фор. Но дело не в этом, а в том, что мне действительно все равно. Я защищаю старателей от грабителей, потом старатели вырастают и начинают грабить. Я их убиваю, чтобы они не убили молодняк. Это замкнутый круг, но если бы не такие как я, не было бы и таких как ты. Вам просто не дали бы вырасти. И пусть половина нашего Патруля проходимцы, пусть многие спасенные сами начинают искать крови, пусть! Это система и из неё нет выхода. Окажись я в твоем клане, меня ждало бы то же самое. Отстрел одних во имя спасения других. А потом бы мы решили поиграть в большую политику, и принялись зачищать шахты от неугодных старателей. Я видел это в Атланте, Китеже, Оазисе. Мерзость! Я не могу ничего изменить в происходящем, но могу сократить поголовье скотов, поставивших себя выше других!
- Ты строишь замок на песке – печально сказал Фор. – И ошибаешься насчет нас. Мы не играем в большую политику, и не стреляем по малышам. Мы семья. Не больше, ни меньше.
- Я слишком стар и глуп, чтобы поверить тебе. К сожалению.

Некоторое время они шли молча, слушая вечерние звуки, а затем их отвлек подошедший парнишка. Ему позарез нужен был клей и Фор продал необходимые ингредиенты. Судя по тому, как радостно парень поздоровался с Аланом, тот уже спасал ему жизнь. Может и так, патрульный спас многих и давно научился автоматически забывать лица. Когда среди убитых тобою корсаров все чаще попадаются недавно спасенные, это становится необходимостью.
- Фор, не обижайся на меня. Я уверен, у тебя прекрасный клан и для меня твое предложение большая честь. Но Патруль для меня больше чем работа или даже семья. Это…
- Твоя могила. Я уже понял это, Алан. Все же подумай над моим предложением. Патруль уже совсем не тот, что раньше. Я боюсь, что он не справится достойно даже с ролью могилы.

Больше они не говорили ни слова. В молчании дошли до городского купола и разошлись в разные стороны. Алан спешил в казармы. Утром у него патрулирование, а вечером сопровождение важного груза города. Старый патрульный очень хотел выспаться перед долгим днем.



Висельник шел по коридорам муниципалитета. Налоговая, бухгалтерия, городское развитие, коммунальщики и, наконец, кабинет пресс-атташе. Все свои дела торговец улаживал именно через этого человека, но сегодня его ждала встреча не с этим оборотистым вьюношей. В кабине его ждал сам заказчик. Впервые за долгие месяцы работы они открыто смотрели друг на друга. И если мэр прекрасно знал, с кем работает, то у Висельника до последней минуты оставались сомнения. Теперь они развеялись окончательно.
- Здравствуй, Висельник, я очень рад наконец-то познакомиться с тобой. Как твои дела?
- Доброго дня. Я тоже очень знакомству с Вами, господин Ра.
Дверь отворилась, и в неё вплыл атташе с подносом, на котором дымились две чашечки эспрессо. Прихлебывая горячий напиток, мэр будничным тоном спросил:
- Ты заранее решил сорвать наш план последним ограблением?
Первым порывом Висельника было немедленно опровергнуть эти слова, рассыпаться оправданиями, рассказать о глупом просчете Майка. Но, к счастью, он смог подавить в себе холопское стремление. Если бы мэр действительно так считал, то не сидел бы здесь и не поил его кофе. Висельник отхлебнул из чашечки и улыбнулся.
- Почему ты улыбаешься? – голос мэра казался дружелюбным, но торговец видел по глазам градоправителя, что тот предельно собран и внимателен. Достаточно допустить одну ошибку и… Висельник был плохим стрелком, стараясь обходиться в щекотливых ситуациях с помощью слов, звонков нужным людям или, на худой конец, команды наемников. И он очень не хотел ссориться с этим человеком.
- Почему ты улыбаешься? Я ночей не сплю, волнуюсь, а ты улыбаешься.
- Я улыбаюсь, потому что после того как Мамонт всадил этих ребят на Вендетты, никто не удивится тому, что городской грузовик опрокинули. Ра, Вам нечего беспокоится. Вы останетесь вне подозрений.
- А ты? По городу прошел слушок, что ты и Мамонт работаете вместе.
- Эта проблема решается прямо сейчас.
- Хорошо. Я надеюсь, ты решишь её, Висельник. Когда я уйду в отставку, а Мамонт исчезнет, в городе останешься ты. Или исчезнешь как Мамонт, если слухи продолжатся. Ты определился с Мамонтом? – маленькие глазки впились в лицо торговца.
- Да, его ребята и Патрульные уходя от преследования, заедут на минное поле. От транспорта не останется ничего. С теми, кто поедет на смерть, мы рассчитаемся заранее.
- Денег-то не жалко? – хохотнул Ра, ставя пустую чашку на блюдечко.
- Когда у людей в руках деньги, они успокаиваются
- Мины уже стоят?
- Да.
- Можешь идти, торговец. Я очень надеюсь, что ты не подведешь меня. Мэр лично проводил гостя к выходу, похлопав того по плечу на прощание. Словно старый добрый товарищ.

Висельник попал в свои апартаменты только через час после встречи. Под руку подвернулась удачная сделка, затем, сведя двоих торговцев вместе, он заработал две тысячи монет. Еще он получил от одного из них информацию с помощью которой удалось заработать столько же. Деньги липнут к деньгам. Когда маховик капитала раскручивается, маленькие медные кружочки появляются, словно из пустоты. И только тот, на чью голову они сыпятся, понимает каких усилий стоит это «чудо».
Уставший торговец упал на диван, не раздеваясь. Голова ломилась от информации, которая никак не желала складываться в единую картину. Зачем Ра открылся? До сегодняшнего дня он не был уверен в заказчике. Это мог быть как сам мэр, так и начальник Полиции. Теперь он знает наверняка. И его знание может обернуться против него. Случись что, и мэр убьет его так же, как он сам убил Майка. С другой стороны, мэр досиживает в кресле последние дни. И поступок Ра может означать доверие. Если подумать, после отставки он никому не будет нужен – язвительно подумал Висельник. Сегодня он хозяин положения, а завтра ему еще придется поискать себе партнеров. Что ж, торговец был уверен в одном: завтрашняя операция не единственное достижение мэра, а это значит, что денег у пенсионера будет предостаточно. Если только ему дадут уйти самому.
Мерзость, какая мерзость подумал он, засыпая. Последние полгода он только и делал, что боялся. Боялся, что кинут с оптовыми поставками оружия бойкие китежане. Потом когда они все-таки не сошлись в цене, боялся, что их убийцы успеют раньше, чем Шутник. Потом на него вышел человечек мэра и сдал несколько безымянных караванов. И снова он боялся, боялся, боялся...
…Звонок КПК разбудил его. Это был Один.
- Да, Один? – он постарался добавить в голос мягкости.
- Висельник, звоню тебя расстроить. Ты упустил возможность заработать.
- Кто счастливый обладатель награды?
- Стичи и крысы. Они сожрали этого идиота в Руинах.
- Это точно он? Может быть, Майк решил всех перехитрить? – теперь голос Висельника звенел азартом. Никакого облегчения. Он делец, упустивший выгоду, никакой радости.
- Это он. У нас была возможность проверить. Это был он. Кому-то здорово повезло, правда, Висельник?
- Разве что твоему клану – сэкономили себе на патроны. – Мрачно ответил торговец. – Один, если тебе есть что предъявить, лучше сделай это без долгих слов.
- Извини. Никаких предъяв.
- Тогда спокойной ночи.

Висельник повесил трубку и с головой укрылся одеялом. И только затем позволил себе широкую улыбку победителя.



Мамонт еще раз осмотрел свое небольшое войско и улыбнулся. Пятнадцать головорезов, грозы пустошей и шахт новой Москвы. Корсары, псионики, наемники и даже сталкер. Из ветеранов, знающий окрестности Москвы как свои пять пальцев. Бойцы пили пиво и ели жаренное мясо, замечательно запеченное кинетом. Просторная база московского спецназа была оборудована всей возможной кухонной утварью, но им так было вкуснее.

Завтра многие из этих жизнерадостных парней и девушек погибнут. Военные полицейские и московская «охранка» очень серьезные ребята. Правда, мясо из Свободного патруля обещало знатно потрепать их псиоников с тыла. Если так и случится, то Мамонт и его мамонтята раскатают легавых по земле за считанные минуты.

Мамонт улыбнулся и поднял кружку в ответ на тост одного из корсаров. Верный парень, уже который год вместе с ним. Практически с самого начала. Завтра он, скорее всего, умрет. Еще одна жертва гигантской гекатомбы, которую Мамонт приносил в жертву своим идеалам пять долгих лет.

Его брат, Боров, был помешан на страдании и крови. Он брал пулемет и шел расстреливать полицейские патрули в пустошах. Брал мачете и рубил на куски зазевавшихся старателей. Минировал тропы сталкеров. Нередко убивал других корсаров. С его смертью связывали смерть одного наемника, который, вдобавок, был их дальним родственником. Помешанный на крови, он шел тропою безумия, и ненависти пока не остался разлагаться где-то в песках.

Его кузен, Шутник, был очень похож на Борова. Он так и остался наивным маленьким мальчиком, который не в силах принять этот мир и отгораживается от пугающей реальности. Шутник жил прошлым, в этом было его спасение, его личная война против Времени. Боров отгородился от мира кровью, Шутник воспоминаниями и… тоже кровью.

Мамонт был не таков. Вид крови не возбуждал его, а убийства были всего лишь средством. И он, стич побери, совершенно не боялся окружающего мира. Он хотел его изменить. Торговцы, кидающие друг друга, чиновники, разворовывающие городскую казну, люди, стреляющие в спину и никому не верящие. Система прогнила, превратившись в идеальную машину по уничтожению человечества. На что будет похожа такая цивилизация через сто лет? А через триста? У Мамонта не было столько времени, и он хотел изменить все прямо сейчас. Они заработали много денег, очень много. Завтра они разгромят колону грузовиков мэрии. Пустых грузовиков, так как все, что могло в них ехать давно попало у карман мэру. «Как в старом фильме» - сказал ему Висельник: «Все уже украдено до нас».

За этот шахер-махер он получит еще денег и уедет в Ислу. Там его давно ждет маленькая, но идейная армия таких же, как и он. Корсары, сталкеры, журналисты, инженеры, наемники, псионики – они уничтожат гнилую структуру власти, разрушат города, клановые территории. Никаких компромиссов, никакой стратегии «этих грабим, этих нет». Тотальное уничтожение всех, кто имеют вес в этом мире.

Бедный Шутник, он так старался отговорить его от завтрашнего дела. Упрашивал, угрожал, предостерегал. Как будто Мамонт и сам не понимал, что исполнителями обязательно пожертвуют. На это дело он взял лишь тех, кому не нашлось место в его армии. Тех, кем он без жалости пожертвует. О да, эти пятнадцать человек безгранично преданны ему. И каждый из них замечательных воин. Но они такие же, как и те, кого грабят. Их интересуют лишь деньги и власть. «Каждому свое», не так ли?



Шутник без церемоний проник в квартиру Висельника через окно. Хозяин крепко спал, обнимая КПК. Губы убийцы искривила улыбка. Он все такой же, даже во сне готов купить подешевле или продать втридорога. Позвони ему сейчас кто-то, он успеет провернуть дела, не просыпаясь. Взяв из бара бутылку виски и два стакана, он прошел в кухню за льдом.

Висельник проснулся от тонкого, почти неуловимого звука. Что-то звякнуло на кухне. Торговец сел и громко спросил: «Кто здесь?»
- Я бы на твоем месте потянулся за пистолетом под подушкой, чем сотрясать воздух. Шутник зашел в спальню, держа в руках стаканы с янтарной жидкостью. – Возьми, это вместо кофе.
-Спасибо. У меня нет пистолета под подушкой. Мой пистолет принес мне вискаря в кровать.
- Удобный прибор, правда? – убийца засмеялся, Висельник сдержанно улыбнулся в ответ.
- Деньги я перевел на твой счет, ты все сделал правильно
- Я знаю. Я пришел не за этим. Что будет с моим братом?
- Я должен его убрать после операции.
- Лично? Или позвонишь пистолету? – улыбка Шутника стала похожа на оскал динго.
- Их транспорт нарвется на минное поле. Шутник, я делаю то, что должен. Ты делай то, что должен ты. Хочешь спасти брата, сделай так, чтобы в транспорте его не было. И чтобы он потом не отсвечивал в Москве хотя бы год. А через год мне будут параллельны призраки прошлого.
- Собрался куда? – поднял брови Шутник. Веселая улыбочка не сходила с его лица. Лишь иногда сквозь неё проступала темная, звериная сущность. Висельник давно знал его. Можно сказать, дружил с ним. Но никогда не забывал о его кузенах. Страсть к крови у них семейная черта.
- Собрался. Нельзя жить в страхе так долго. Уеду в одно теплое местечко, где меня не будут искать.
- Хорошо, Висельник, мы договорились. Ты будешь присутствовать на шоу?
- Предпочитаю узнавать новости из газет.

Шутник встал и подошел к окну. Дорогущий электронный замок распахнулся через секунду. Убийца бесшумно исчез из квартиры, а Висельник поймал себя на том, что до сих пор держит в руках нетронутый стакан. Залпом осушив содержимое, он снова залез под одеяло. Какой долгий ему предстоит год! Место, где его не станут искать, манило. Ну почему он не ушел в Хармонт еще год назад, как собирался раньше? Зачем взял себе еще два года подготовки? Неужели он настолько боится перемен? Живущий на грани фола, трясущийся за свою шкуру – боится стать свободным?

В Хармонте тоже несладко. Там все-таки придется учиться стрелять, даже если он просто откроет лавочку с припасами. Там нужно уметь стрелять всем. Но эта простая жизнь, без интриг и подлости, без бессонных ночей и мук совести. Там, только там можно почувствовать, что жив. Еще год, еще один год и я не струшу. Замету следы и исчезну отсюда навсегда – решил он, засыпая.

А с крыши Шутник наблюдал странную картину – парень ручным сварочником варил странные железки прямо посреди мостовой. Убийца осторожно спустился к нему, и некоторое время наблюдал за работой, полуприкрыв глаза. Парень трудился с той размеренной тщательностью, которая присуща всем людям любящим свою работу. Время от времени он сверялся с разложенными вокруг чертежами. Получалось что-то вроде скелета рыбы, каких много на берегах Атлантики. Один шов долго не хотел ложиться, и Шутник подошел к парню. Когда-то он уже работал такой штуковиной и, кажется, знал, в чем дело…



Алан проснулся в отвратительном настроении. Предстоящее дежурство и вечернее сопровождение грузовиков мэрии вызывали у него отвращение. Опять! День за днем одно и то же. Отправившись в шахту, он рассчитывал развеяться, вдоволь настрелявшись по мародерам, но его ждало разочарование. Старатели мирно добывали материалы, монстры мирно добывали старателей и… ничего. Ни одного нападения за четырехчасовую смену. Возвращаясь в казармы, он увидел светловолосого парня, которому Фор вчера продавал ингредиенты для клея. Тот большими ножницами распарывал сталкерские куртки. Рядом улюлюкала ребятня еще слишком маленькая, чтобы ходить в шахты, но достаточно взрослая, чтобы понять бессмысленность происходящего.
- Если тебе некуда девать деньги, отдай их мне!
- Псих!
- Парень, ты в порядке? Может полицию вызвать?

Тот, не обращая внимания, распорол очередную куртку. Алан подумал, что это очередной наркоман. Сварил себе что-нибудь из вчерашних ингредиентов, вот и плющит его. Антимародер не любил наркоманов. Для чего спасать людей от корсаров, если они после этого сами гробят себя, пуская по венам вытяжку из студней? «Для чего». Очень смешной вопрос.



Мамонт и темный сталкер, примкнувший к их небольшой банде курили крысиную шерсть в комнате переговоров базы спецназа. После ночного визита Шутника и бессонной ночи проведенной за обсуждением деталей плана, он нуждался в стимуляторе.
- Бурый, после налета будет жесткач. Я и мой брат остаёмся прикрывать отход, а ты поведешь остальных по маршруту. Будь осторожен, смотри, чтобы тебя не сковырнули. Вроде народ тебя боится, но могут не удержаться и попытаться хапнуть весь груз.
- Подляны не будет, начальник? – хриплым голосом поинтересовался сталкер.
- Груз у тебя будет. От начала и до конца. Так что это мне нужно за подляну бояться.
- Не бойся, начальник. Не дурак, знаю, что за мной присматривать будут.
- Будут. И не в одни глаза. Я с вами нормально рассчитаюсь по всем вопросам на месте. А груз схороним к Вендеттам. Через полгода будет на что гульнуть, да?

Расслабившийся от дури сталкер лишь хихикнул и принялся раскачиваться на стуле. В меру жаден. В меру хитер. В меру глуп. Идеальный лидер для поставленной задачи.
- Бурый, подбери себе пару человек в помощники. И покажешь мне их сегодня, я все труды оплачу.
Бурый опять захихикал. Затем принялся играться висящим у него на шее ожерельем из жетонов убитых сталкеров. Наркотики всегда брали его быстрее других.



- Запомни, сын, свободным можно стать лишь на тот короткий миг, когда ты забываешь себя. Когда из гигантского куска мяса превращаешься в жар плазменного клинка или холод летящей пули. Когда ты перестаешь бояться, когда забываешь обо всем, что для тебя ценно. Когда ты творишь. Когда создаешь шедевр, о котором будут говорить через сотни лет. Наша семья давно превратила убийство в искусство, и мы свободны лишь в тот миг, когда наша жертва падает.
- Папа, а если бы я стал поэтом, я тоже был бы свободен?
- Ну, ты и шутник у меня!



Когда Шутник открыл глаза, в ушах еще звучал смех отца. Негромкий как далекие раскаты грома. Он редко смеялся, а вот улыбался часто. Каждый раз, когда он срывал чей-то цветок жизни, он улыбался. Когда отца застрелил снайпер в районе Оазиса, тот как раз собирался улыбнуться меткому стрелку. Просто проклятый снайпер оказался чуть-чуть быстрее.

Отец! Шутник заваривал кофе, рассматривая портрет своего единственного учителя. Тот серьезно смотрел на него с портрета. Наивный отец, верящий в то, что, убивая по заказу можно быть свободным. Он вообще был идеалистом, несмотря на некоторую прагматичность характера. Преданно служил Теням и сложил голову, выполняя их очередное задание. Шутник сам чуть не последовал по его стопам, чудом уцелев в осаде Атланты. С тех пор он никогда не принимал в серьез знамена, под которыми воюет. Какая разница? У него есть остатки семьи и неудержимое желание творить. Великолепные двойные убийства, выполненные в классическом стиле из лазерной винтовки. Ювелирные несчастные случаи в шахте. Точные как счет в банке попадания с полутора километров. Он подлинный творец смерти. Лишь немного жаль, что он так и не научился складывать слова. Но порой они соединялись сами в страшные, пугающие откровенностью строчки. Бывало и так, что он не был согласен с тем, что всплывало из глубин души. Иногда он боялся себя. Иногда гордился. Сейчас, после встречи с отцом во сне, на губах горчили колючие строки:

Сын пустоты глядит в стекло и силится узреть,
Свое прекрасное лицо. Ему мешает сеть
Пустых имен, улыбок, фраз, расширенных зрачков.
Не раз протезом помогал – от «марок» до очков.
И вот стоит перед собой, теряя цвет лица.
Но все равно, он зрит в стекле лишь своего отца.


Забыть. Не думать. Не забивать голову глупостями. Но бок снова предательски ноет, а хоровод воспоминаний мельтешит в глазах…



Наступал вечер. Висельник в сотый раз прошелся по офису и уставился в окно. Скоро начнется. Скоро. Он поймал себя на том, что нервно теребит в руках веревку, украшающую шею. Так он не волновался очень давно.



Алан и трое его патрульных ехали в старом, раздолбанном тарантасе, подпрыгивая на каждой кочке и ухабе. Алан сидел на переднем пассажирском сидении, вцепившись в дверь жестяного гроба. Вел машину новенький, недавно примкнувший к движению. Сзади сидели Зубр и его брат по прозвищу Чулок. По мнению антимародера, больших мудаков начальство не могло придать ему в усиление. Случись что, кто будет воевать? Новенький? От него за километр воняло дезертирством. Братья-акробаты? За их смену случалось рекордное количество грабежей, но проклятые корсары им «не попадались». Твари.

Ну почему начальство не послало их в утренний патруль? Алан бы выспался, а они были бы счастливы оказаться там. Патрульные, которые не ловят и корсары, которые не грабят. Идиллия! И ничего он не сможет сделать с этими тунеядцами. Зубр вхож к начальству, а Алан нет.

Нехорошие предчувствия беспокоили его. Если Мамонт не выпустил своих птенцов на ежедневный прокорм, то готовится к чему-то очень большому. Городские власти не сказали, что именно они везут, но волшебным образом об этом знала каждая динго в округе. Чипы и чертежи. Их везут на инвентаризацию в Неву, где сейчас разместилась контрольно-ревизионная комиссия по делам градоуправления. Почему комиссия не могла приехать и сама все описать, Алан не знал. Но догадывался, что целью инвентаризации была не проверка, а стремление отобрать у мэра рычаги управления. Когда-то давно, когда он был еще молод, у другого мэра забрали на инвентаризацию все ключи от недвижимости. Процесс переписи затянулся, возникли мелкие проблемы. А через месяц мэра тихонько отправили в отставку. Интересно, сам Ра знает об истории своего предшественника?

Как бы то ни было, груз был очень и очень сладкой приманкой для ребят вроде Мамонта. Это понимал Алан, понимали и остальные. Сухота беспрестанно дергался, сидящие сзади нервно барабанили пальцами по стволам винтовок. Никто не говорил ни слова, только Чулок, брат Зубра беспрестанно насвистывал какую-то мелодию.

Впереди сверкнула вспышка, а затем по ушам ударила взрывная волна. Сухота ударил по тормозам так резко, что пассажиров бросило вперед. Чудом не убившись об стойку кузова, Алан заметил легкую улыбку на губах Зубра. Они медленно доставали оружие. Спокойно, словно в происходящем не было ничего необычного. Пока было тихо, они волновались. А теперь делают вид, что все в порядке. Алан, открыв дверь, выкатился из машины. Сухой пистолетный выстрел саданул по ушам. Тут же что-то сильно толкнуло его в бок, проминая бронепластины. Громом разлился по округе второй хлопок. Верная м-16 привычно легла в руки. Простая и незамысловатая винтовка, годившаяся только для ближнего боя. Но у неё было одно преимущество перед снайперскими винтовками – подствольный гранатомет. Ошибкой Зубра и компании было то, что они пытались застрелить Алана, не выходя из машины. Безусловно, даже такая жестяная рухлядь могла бы послужить надежным укрытием от пуль, но от разорвавшегося в салоне осколочного снаряда спасения не было. Задыхаясь от боли в расплющенных ребрах, Алан подошел к машине. Сухота лежал на руле со снесенной половиной черепа. Зубр захлебывался в потоке крови, льющейся через разорванное горло. Лишь Чулок подавал признаки жизни, вяло пытаясь вколоть себе противошоковое из аптечки. Алан расстрелял его в упор.

Тем временем, караван окружали с трех сторон бойцы Мамонта. Держа под непрерывным огнем машины и высыпавших из них бойцов, они приближались к заветному грузу. Естественно, в сторону антимародеров они даже не смотрели. Яростно ругаясь, Алан осмотрел трупы предателей. СВД Зубра оказалась неповрежденной и он, прихватив её и несколько запасных обойм, бросился к ближайшему укрытию. Целиться и стрелять было трудно не только из-за поломавшей ребра пули. Граната взорвалась слишком близко и в ушах до сих пор звенели колокола, а один осколков глубоко вошел в ногу. Руки дрожали, и первая пуля ушла в молоко. Но уже вторая разнесла на кусочки нижнюю челюсть одного из нападавших. Следующим на землю упал псионик с пробитой головой. Нападавшие заметили неладное и поспешили перегруппироваться. Отсиживающиеся за барьерами полицейские поспешили воспользоваться этим и контратаковать. В поднявшейся суматохе Алан всадил три пули в человека в грязном плаще, который мастерски расстреливал конвой из винтореза. Первая пуля перебила темному сталкеру колено, вторая вырвала кусок щеки, обнажив кость. Третья, ударив в живот, согнула разбойника пополам. Лежку Алана уже срисовали, и пули вздымали фонтанчики земли все ближе к антимародеру. Но тот не обращая внимания, ловил в перекрестье прицела новую цель. Широкоплечего и высокого человека командующего бандитами. Мамонта.



Ветер окружал его со всех сторон. Плотный, словно вата, ласковый, и в тоже время невероятно сильный. Крылья дельтаплана трещали по швам, крепления стонали, но держались. А внизу раскинулась такая далекая и такая прекрасная земля. Справа небо украсил уходящий в небо лазерный луч, но ему не было дела до суеты земных людей. Он, человек неба, впервые обходил свои владения.




Мамонт ругался как сапожник. Обещанной помощи с тыла не было. Вместо этого, какой-то сын крысы засел между валунами и расстрелял Бурого. Жестом он приказал троим снайперам втоптать меткого стрелка в землю. А сам сосредоточился на прорыве укреплений полицейских. У охраны дела шли неважно. Большинство мэрских бойцов уже лежали на земле, лишь военные копы еще держали яростную оборону. Но и их оставалось слишком мало. И, хотя его бойцов тоже поубавилось, он все-таки торжествующе посмотрел на холодное небо над головой. Победа близка! Что-то в небе привлекло его внимание. Маленький зеленый треугольник плыл над головой. Корсар рассмотрел человечка летящего на нем. Разбираться, кто это не было времени, и он выпалил из лазерной винтовки вверх. Луч прошел рядом с правым крылом непонятной машины. Мамонт снова прицелился, но в этот момент пуля Алана вошла ему в висок, пробив истрепанный шлем.



Увлекшийся расстрелом военных копов, Шутник не обратил внимания на Алана. Он был уверен, что ребята Мамонта справятся с одиночкой в минуту. Теперь он пожинал плоды своей беспечности, глядя, как мутный ручеек крови вытекает из пробитого шлема брата. Ощущение безысходности и темная волна безумия накрыли убийцу с головой. Вокруг бежали люди и свистели пули, но он видел только два валуна, между которыми примостился человек со снайперской винтовкой. В двух шагах от него лежал сожженный ментовским псиоником наемник с «Кордом». Шутник был плохо знаком с этой штуковиной, но это не имело значения. Рывком он бросил тяжелейшую винтовку в нужном направлении. Пусть он не попадает с первого раза, это неважно. Прикрывавший Алана валун разлетелся в пыль уже после второй очереди. Человек попытался отползти за оставшийся камень, но пуля кого-то из корсаров достала его. Затем еще одна, и еще. Шутник полюбовался в прицел на изрешеченное пулями тело, а затем бросил винтовку. Напротив него, всего в нескольких шагах стояла девушка-псионик из «охранки» мэрии. И торжествующе улыбалась. Шутник улыбнулся в ответ, а затем прыгнул, на лету активируя плазменный резак…



Алан из последних сил перевернулся на спину. Умирать лежа лицом в грязи не хотелось. По небу плыл зеленый треугольник дельтаплана. Он видел такие в одном довоенном фильме вечность назад. Тогда он еще верил в то, что может изменить мир, сделать его лучше. Но нельзя победить зло, отвечая на него злом. На место убитого мародера становился другой, и этому не было конца. Плевать. Он сделал все, что мог. Мысль об убитом Зубре и его дружках вызвала ехидную улыбку. Стоявший у истоков создания Патруля, гражданин Новой Москвы Алан действительно хорошо прибрался в городе. Жизнь уходила капля за каплей, и контуры неба скрадывались в сгущающейся темноте. И лишь треугольник зеленого цвета плыл по океану бескрайней черноты…



Шутник тянул тело брата левой рукой. Правая, обугленная пирокинезом, плетью висела вдоль тела. Мир вокруг него качался и вспыхивал вспышками боли, но убийце было глубоко наплевать на изменения в ландшафте. Он упрямо тащил труп по Пустоши прочь от устроенной ими бойни. Там, за спиной, последние двое полицейских забаррикадировались за тройным слоем энергетических барьеров и ждали подкрепления. А остатки банды пытались успеть пробиться сквозь энергетическую броню. Бесполезно. Все их лидеры мертвы, их некому вести даже в ловушку, приготовленную Висельником. Не важно, успеют ли они скрыться до подкрепления, потому что в любом случае их найдут и схватят.

Шутник упрямо тащил тело брата в глубь диких территорий. Они пересидят в развалинах зданий, дождутся того дня, когда раны затянутся, и вернутся в город, чтобы отомстить. Жаль, что Мамонт до сих пор не приходит в себя. Ведь его рана совсем пустяковая. Это же не пуля ударила его в висок. Нет, это ветка. Ветка оцарапала его сквозь шлем. Особая ветка. А он от неожиданности упал в обморок. Он всегда боялся боли, маленький Мамонтенок.

Шутник брел, не разбирая дороги, изредка лишь качая обожженным черепом и бормоча на ходу. Проклятая девка успела зацепить его не только пирокинезом, но это не беда. В их роду все двужильные, он выкарабкается, обязательно выкарабкается. Главное, чтобы брат выздоровел. Ведь он же не сильно болен. Это была не пуля, а ветка. Вдалеке лаяли собаки. Здоровая стая приближалась к месту схватки из пустоши, но это не смущало Шутника. Он был с братом, он был счастлив. Все было хорошо.



«В ходе нападения на караван мэрии Новой Москвы погиб лидер корсаров, Мамонт. Большинство членов группировки уничтожено. По непроверенным данным, несколько членов Свободного Патруля открыто помогали нападавшим. Ведется расследование случившегося».

Висельник закрыл КПК. Это был конец. Он даже подумать не мог, что провал случится на самой простой стадии. Печально, но доказывать, что ты не голубой вжик, бесполезно. Мэр уже набирает кого-нибудь из своих головорезов. Кстати, а кого он сейчас сможет набрать? Кому он сдался, без пяти минут арестант?
Зазвонил КПК, это был Один.
- Висельник, не поверишь, мне только что звонил мэр, рассказал один забавный случай из его практики. Никуда не уезжай, я скоро буду с шампанским и цветами.
- Мой одноглазый друг, а ты уверен, что он тебе все рассказал об этой забавной истории? – едко осведомился Висельник, лихорадочно вспоминая, где и какие у него в городе есть схроны. Банк отпадает, кстати как и официальные выезды из города. Остается только заброшенная канализация, где у него спрятан рюкзак с антирадом, небольшим запасом патронов к пистолету и какая-то дешевая одежка для недалеких прогулок по первому ярусу подземелий. Из города он, скорее всего, выберется. А что потом?
- Мне пофиг на то, что мэр забыл рассказать. Он старый человек, ему можно простить легкую забывчивость. А вот тебе, сволочь, я не прощу. И покоя тебе не дам. Нигде.

Камеры слежения показали, что Один не терял времени даром. Его бойцы врывались как с черного входа, так и с парадного, отшвыривая других обитателей многоэтажки. Значит, действительно, придется уходить через канализацию…



…Пуля опять просвистела у него над головой. У снайперов давно была возможность подстрелить его, но вместо этого они лишь пугали, отгоняя в глубь пустошей. Почему? Висельник, одетый в поношенный сталкерский костюм зарылся в заросли невысокого кустарника. Уже трое суток его гнали прочь от города бойцы Одина. Впереди были лишь студневые колонии. Неужели они просто загоняют его туда? Не слишком ли жестоко наказание? Он уже несколько раз вставал в полный рост, ожидая легкой смерти от пули. Но в первый раз снайпер лишь оцарапал каску, а во второй отстрелил клочок одежды. С ним играли, и это было хуже всего. Шаг влево, шаг вправо и пуля ударяет возле него. Грязный, измученный, умирающий от голода и недосыпа человек все больше чувствовал в себе животное. Трусливое как одинокая динго, жалкое как вжик с перебитым крылом, не ждущее милосердия как раздавленный скорпион. Игра продолжалась, но внутри зрело желание как следует её испортить, пусть даже ценой жизни. Он встал и вышел из-за кустов. Возле уха свистнула еще одна пуля. Пускай. Он помахал рукой снайперу и повернулся спиной. Конечно же, выстрела не последовало. Игра ведь продолжается, не так ли? Висельник прогулочным шагом пошел вперед, к месту обитания гигантских скоплений студней. Даже у самого жалкого животного есть чувство гордости. Он прошел целый километр по ровной как стекло земле. Затем, в месте, где земля шла трещинами и ощутимо понижалась, он стал спускаться вниз. В него так и не выстрелили - а зачем? Достаточно будет продежурить сутки, чтобы удостовериться, что он действительно пошел дальше. А не спрятался за ближайшим камнем. Но бывший торговец по имени Висельник и не думал прятаться. Как и не думал стреляться, несмотря на то, что в его пистолете оставались еще патроны. Он шел вперед, различая вдалеке неразборчивое бормотание и булькание.



- Вы показали мне отвратительный мир, в котором лишь единицы могут постигнуть свою сущность и хотя бы оцарапать стальные прутья клетки!
- Я не делаю секрета из того, чья клетка послужила мне прототипом. Но оставьте этот претензионный тон. Я, кажется, поймал Вас на большой ошибке. Я имею в виду тот двойной ряд прутьев, который Вы ставите мне в вину. Когда мы были Там, нас не было Здесь.
- Ваше физическое тело…
- Мое физическое тело это набор из мяса, костей и дерьма. Я думал, Вы более просветлены и в курсе о небольшой ошибке марксистов.
- Вы слишком свободно судите о вещах, в которых не разбираетесь.
- А Вы?




Через полгода к Хармонту вышел истерзанный человек. Одноглазый, покрытый ожогами и струпьями лучевой болезни, он лег умирать возле полуразрушенной больницы города. Одет он был в жуткую смесь сталкерского комбинезона и силовой брони. Причем, на силовой броне остались отметины от недавно сорваного кланового значка. Впрочем, местные старожилы и без того признали в ней броню одного из отмороженных темных сталкеров. Незнакомец долго приходил в себя, проходил мучительный и долгий курс восстановления организма после облучения, кричал и плакал по ночам.

Оклемавшись, несколько раз ходил охотиться на крыс вместе с другими сталкерами. Заработанное старался копить и со временем, стал приторговывать разными мелочами, которые покупал у проезжающих караванов. Через три года, у него была своя лавочка, в которой можно было купить или заказать как пулемет с патронами, так и ручного геккона или щенка крашера.

Его уважали за крутой характер и умеренность в ценах, но за глаза считали несколько двинутым. Посудите сами, разве нормальный человек станет носить, не снимая старую вонючую веревку? Из-за неё его даже хотели прозвать Висельником, но после небольшой, но очень жестокой драки, от этой идеи отступились, дав взамен прозвище «Дикий».

Один, ставший главой своего клана, несколько раз имел дело с Диким. И даже однажды встречался с ним в пустыне, когда они проводили совместную операцию по ликвидации очередной банды мародеров. Внимательно посмотрев на подвязанную особым манером веревку и на уцелевший глаз столь знакомого небесно-голубого цвета, Один усмехнулся.
- Чего ржешь, одноглазый? – поинтересовался Дикий. После чего они оба зашлись странным, немного грустным смехом. Пустыня жадно внимала незнакомым доселе звукам, вторила им перешептыванием барханов. Солнце нещадно выжигало океаны песка. А где-то вверху, за добрую тысячу километров, по океану неба дрейфовали разноцветные треугольники первых покорителей воздуха…



Строитель воздушных замков
0

#2 Пользователь офлайн   Хома [14]  

  • кудаяпапал?
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 8
  • Регистрация: 07 декабря 05

Отправлено 27 сентября 2007 - 10:43

Мультисинк, ШадоуДансер... Кто будет третим в борьбе за победу в Фантастике?
0

#3

  • Группа: Гости

Отправлено 27 сентября 2007 - 19:34

Шед. Я впечатлен =) В который раз...
0

#4 Пользователь офлайн   MultiSync [10]  

  • Ятутбыл
  • PipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 28
  • Регистрация: 09 мая 06

Отправлено 28 сентября 2007 - 01:38

Шэдоу, а зачем те абзацы, которые болдом? У меня от них осталось ощущение рекламной паузы.

P.S. Брр... :)))) Вдруг придумал аналог выражения "выпий йаду", но адаптированный под твой никнейм. Ужос!! :)))) (это не претензия к качеству вещи, не подумай).
0

#5 Пользователь офлайн   Shadowdancer [12]  

  • Новичок
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 81
  • Регистрация: 30 октября 06

Отправлено 28 сентября 2007 - 11:54

НЕ РЕКОМЕНДУЮ ЧИТАТЬ ЭТОТ ПОСТ ПЕРЕД ПРОЧТЕНИЕМ РАССКАЗА (тут есть немножко спойлеров)

MultiSync, сложно ответить на твой вопрос, так как до этого мне не приходило в голову рассматривать автономно одну из частей текста. Для меня все они органичны, все они служат одной цели, все в совокупности отражают мое видение мира.

Но я попробую.

Чисто технически, курсив - это сдвиги по времени, плюс выходящие за рамки времени стихи.
Болд же, это та часть происходящего, которая выходит за рамки пространства, находится физически в другой Вселенной (что впрочем, мною же опровергается^___^)

Болд - это попытка осмыслить игру и не только её, с точки зрения глобальных метафизических процессов. Как Боги относятся к эскапизму? Что они думают о наших играх? Но, подчеркиваю, его нельзя рассматривать отдельно от остального текста. Ведь болд это еще и оправдание той пессиместической картины, которую я нарисовал. И некая связующая разных уровней восприятия мира субстанция.


Вот, а теперь адаптированный аналог в студиюsmile.gif
Строитель воздушных замков
0

#6 Пользователь офлайн   MultiSync [10]  

  • Ятутбыл
  • PipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 28
  • Регистрация: 09 мая 06

Отправлено 28 сентября 2007 - 12:33

Угу, понятно...

Но мне показалось, что пессимистическа я картина сама по себе вышла убедительной. И без божественно-болд ового резонерства смотрелась бы еще эффектнее.

Гора черепов не нуждается в гиде-экскурсовод е. Ну я так думаю. И потом, боги, треплющиеся о марксизме - это пошло, Шэдоу! :)

Я чтил Христа, равно и Будду
И Маркс был мною также чтим...


QUOTE(Shadowdancer @ 28.09.2007 - 19:24) Просмотр сообщения
Вот, а теперь адаптированный аналог в студию:)

:))))

"Шед, удавися" :))

P.S. Экспресс-палиндр ом! "У-у-у, дай йаду-у-у!"
0

#7 Пользователь офлайн   Shadowdancer [12]  

  • Новичок
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 81
  • Регистрация: 30 октября 06

Отправлено 28 сентября 2007 - 13:52

MultiSync
Ржуsmile.gif))
Строитель воздушных замков
0

#8 Пользователь офлайн   PACCOMAX [10]  

  • Ятутбыл
  • PipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 19
  • Регистрация: 05 мая 07

Отправлено 28 сентября 2007 - 17:38

Супер.
0

#9 Пользователь офлайн   Прапор с сабакой [2]  

  • кудаяпапал?
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 5
  • Регистрация: 20 июля 06

Отправлено 11 октября 2007 - 10:27

Шэээээд...

я те знаешь чего скажу? вот из-за таких, как ты с Мультисинком, сотни молодых аффтаров нехотят участвовать в "Пере" smile.gif

писали бы уже давно себе книжки серьезные, которые бы скупали мильёнными тиражами подростки-поклонники вроде меня, и не отнимали медь у детей с их "Первай кровию старатиля, или как Йа валил марадёраф" или стихами про "жарю из рифлы корсара, мара тоже рифлой жарю".

пр-пр
0

#10 Пользователь офлайн   Daymara [12]  

  • Частый гость
  • PipPipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 174
  • Регистрация: 26 октября 05

Отправлено 11 октября 2007 - 14:54

QUOTE(Прапор с сабакой @ Сегодня, 12:27) Просмотр сообщения

Шэээээд...

я те знаешь чего скажу? вот из-за таких, как ты с Мультисинком, сотни молодых аффтаров нехотят участвовать в "Пере"


Ну, любят они покрасоваться... wink.gif
О моём личном игровом проекте. Продолжение.
http://zhurnal.lib.r...ddy/kukla.shtml
0

#11 Пользователь офлайн   Salieri [16]  

  • Старик
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 498
  • Регистрация: 31 августа 07

Отправлено 25 октября 2007 - 00:55

QUOTE(Прапор с сабакой @ 11.10.2007 - 12:27) Просмотр сообщения

стихами про "жарю из рифлы корсара, мара тоже рифлой жарю".

+5.

- Многоуважаемый Сальери, вы не соблоговолите...
- ЧТО БЛЯ? ДЕРЗИШЬ, СУКА? НАХУЙ 10 К ЗА ВЫХОД ИЗ ЧС И НИИПЕД!
- Милейший, не могу понять, за что Вы внесли нас в ЧС...
- ДВАЦЦАТЬ КЭ И СВОБОДЕН! НИХУЯ СЕБЕ НЕАДЕКВАТОВ ПОРАЗВОДИЛОСЬ! ПОКА 20 К НЕ БУДЕТ - ИГНОР НАХУЙ!
©Alexsniper

Сделал дело - пошёл на @#!
И волки - на @#!, и овцы - на @#!!
Семь раз отмерь, и иди на @#!.
Скажи мне, кто твой друг и оба - на @#!!
Встречают по одёжке, а проважают на @#!.
0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей